часть третья
АВТОР:Sculpture of god(?)
ФЭНДОМЫ: Feiled/Soul Relic/Negative/HIM
ДИСКЛЕЙМЕР: мну просила у подруги фанфик про Антоську Лаурилу, Томми Суомалу и Йонне Аарона...вот что она мне написала

Тут уж Антон не стал упускать свой шанс и по полной программе оторвался над видом Тома! Тот оскорбился и запустил в брюнета курицей, пробегавшей мимо. Заметив спец способности у парня, начальник определил его работать на насесте.
В обязанности ему приписали сажать сбежавших куриц на яйца и ухаживать за цыплятами младенческого возраста. Антону повезло больше. Его усадили за станок, где он укладывал яйца диетические по коробкам, предварительно ставя на них печать.
Вот так ребятам придётся парица ещё две недели...
Томми бегал по курятникам как заведённый. У него не было даже времени подумать о том, насколько плачевно его положение. А Антон, заваленный по самые уши яйцами, с грустью осознавал, как тяжела жизнь, если ты не музыкант в модной группе.
Рабочий день тянулся как бутылка выдохнувшегося пива. Когда их наконец повезли обратно в участок, сил не осталось ни у кого. Том несчастно повис у Антона на шее и по дороге не сказал ни слова, что для него крайне не свойственно.
После ужина парней заперли в уже полюбившейся камере. Они плюхнулись на кровать и некоторое время молчали.
- Ты знаешь... Я вспомнил своё детство... Я так любил яишницу. А теперь я на неё и смотреть не смогу!
- А я больше не смогу спать на обычных подушках, - поддержал мысль Томми.
Антон заботливо вытаскивал из головы Тома многочисленные перья, торчавшие даже из ушей. А тот в свою очередь отковыривал с лица брюнета застывший желток, оставшийся там после инцидента с плохо поставленным ящиком яиц, который свалился прямо на него.
- Я за это время все свои песни забуду!
- Так ты тож того?
- Ага.
- И где?
- Feiled.
- Ааааа! Так вот значит ты какой! То-то я всё вспомнить не мог, где я тебя видел!
- А ты откуда?
- Soulrelic.
- Ммм.
- Ага, побрутальный вас будем!
- Особенно если учитывать то, как ты любишь одеваться. - Антон кивнул на яркие шмотки, которые сегодня утром с таким тяжёлым сердцем были сняты.
- Ну... Это не сравнить конечно с вашими мега гениальными текстами...
- А я тут при чём! Я только одну песню сам написал, со всего альбома. Что нам закажут, то и делаем! Я же не Вало в конце концов!
- Вало сломался...
- Ага...
Над ними вдруг зависло облако грусти. Конечно, они не вчера родились, но становится так поршиво, когда осознаёшь, что всё в этом мире покупается и продаётся. Хочется чего-то бесконечно красивого и настоящего. Томми незаметно для себя, почти рефлекторно, взял Антона за руку. Брюнет почувствовав её тепло только лишь крепче её сжал, тогда как ранее случись такое он бы сразу двинул в ухо.
Вот так славно прошла неделя. Каждый день - каторжный труд, и каждую ночь - сны без сновидений. Парни невероятно сблизились за это время, в частности потому, что общаться им было больше не с кем. По большому счёту в нормальных жизненных условиях они бы даже не посмотрели друг на друга!
А тут развернулась настоящая мужская дружба с примесями романтики. Каким бы рационалистическим существом ни был Антон, он всё равно не мог устоять перед обаянием Тома, перед его искренностью и немного диким нравом.
Их заинтересованность друг другом давала возможность с достоинтсвом переживать тяготы тюремной жизни. Вторая неделя пролетела совсем незаметно, замедляясь только в те моменты, когда черезчур шумных друзей рассаживали в разные камеры одна напротив другой.
Тогда они садились на пол и вцепившись руками в решётку смотрели друг на друга, видимо разговаривая взглядами.
Ровно через 15 суток их выпустили на свободу. Они обменялись телефонами и покинули ненавистное здание. Том обещал себе, что так пить больше не будет...по крайней мере ближайший месяц.
Антон же решил, что с финскими бабами иметь дело очень опасно, да и не нужно, когда есть такие парни как Томми. И всё же справедливость должна была восторжествовать...